Форум Зануды - свободное общение обо всём.

Объявление

Уважаемые форумчане! Наш форум переехал на новый хостинг и новый адрес HTTP://SVOBODA-ON.ORG Предлагаем Вам зарегистрироваться на новом форуме. *** В связи с созданием форума SVOBODA-ON! , с настоящего момента, на форуме Зануды ОТКЛЮЧЕНА возможность создания новых тем и ОТВЕТОВ во всех разделах. *** Ждем Вас на форуме SVOBODA-ON!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум Зануды - свободное общение обо всём. » Свободный » Стена против сирийских беженцев


Стена против сирийских беженцев

Сообщений 31 страница 36 из 36

31

air 100 написал(а):

Противостоять Британии на море не мог никто.

Пожалуй. Но Британия - это был колосс на глиняных ногах. На суше против РИ им не светило. Соответственно на суше РИ могла брать сколько хотела, не опасаясь карликов. Они и заволновались-то именно поэтому. Блефанули, и удачно.

Береговые батареи у РИ вполне себе на Балтике нормальные были. Почему Кронштадт должен был пасть? Британцы никогда в мясо не воевали, так чтобы на грани существования. И тут не стали бы.
Ну и цари-долбоёбы, никуда не денешься. Бодливой корове Бог рогов не дает.

32

Мои предки кстати попали под ту заваруху. Мало кто в РФ может сказать, что его бомбили англичане. :D

"Летом 1855 года не так далеко от Петербурга – у Ивангородской крепости произошел совершенно позабытый сегодня эпизод Крымской войны, вошедший в историю как «дело под Усть-Нарвой». Как известно, основной ареной той жестокой и кровопролитной войны стал Крым, однако некоторые боевые эпизоды происходили и в других местах тогдашней Российской империи: английские и французские союзники атаковали Архангельск, Соловецкие острова, Петропавловск-Камчатский. Пытались они приблизиться и к Петербургу.

в петербургском, тогда еще ленинградском, Музее артиллерии Всеволод Абрамов обнаружил уникальный документ, непосредственно относившийся к ивангородскому эпизоду Крымской войны. Речь идет о рукописи Петра Лаврова – будущего знаменитого революционера-«народника», а в ту пору преподавателя петербургского Михайловского артиллерийского училища, командированного в чине капитана как военного специалиста в район Нарвы.

Как потом выяснилось, эта заметка Лаврова вскоре после того события публиковалась в «Артиллерийском журнале» и в «Морском сборнике», но с того времени была основательно забыта. Называлась она «Артиллерийское дело при Усть-Нарове 6 июня 1855 года».

– В зону боевых действий попали побережье и акватория Финского залива в Ямбургском уезде, – рассказывает Всеволод Абрамов. – Этот район был объявлен на военном положении, гарнизоны крепостей в Нарве и Ивангороде усиливались. Особенно серьезное внимание уделялось береговой обороне. Дело не только в том, что союзники со своих кораблей могли высадить десант, но и, главным образом, в том, что Швеция и Пруссия угрожали вмешаться в военный конфликт на стороне союзников.

Неприятелю готовились дать достойный отпор. В Усть-Нарве (ныне  — Нарва-Йыэссу) по обоим берегам реки Нарвы оборудовали артиллерийские батареи, которые должны были воспрепятствовать входу кораблей врага в реку и их прорыву к крепостям. В случае прорыва в бой должны были вступить канонерские лодки под командованием капитана-лейтенанта Штикельбергера, которые базировались на реке южнее Усть-Нарвы. Саму реку заминировали гальванистическими минами, приводившимися в действие с помощью электричества.
Чтобы усилить войска в районе Нарвы, из воинов запаса – в основном местных жителей Ямбургского и Гдовского уездов, а также из Петербурга – сформировали две дружины. Той, что формировалась в Ямбурге, командовал полковник Зиновьев, а среди командиров подразделений были В. Н. Карамзин – сын автора «Истории государства Российского» и граф А. А. Бобринский – впоследствии петербургский губернатор. Дружиной, сформированной в Гдове, командовал подполковник Пыпин, а одним из ротных командиров в ней был штабс-капитан Н. А. Блок – двоюродный дед поэта. Обе дружины перевели в Ивангород.

День«икс»

Он настал 6 июня 1855 года. В тот день в три часа утра смотритель маяка корпуса флотских штурманов Смирнов сообщил начальнику группы войск в Усть-Нарве подполковнику Ерчевскому и командиру береговых артиллерийских батарей капитану Рогозину о появлении четырех крупных судов неприятеля. Войска и батареи привели в полную боевую готовность, и, как оказалось, не зря. Подойдя к Усть-Нарве, вражеские корабли открыли стрельбу 68-фунтовыми и 96-фунтовыми ядрами и ракетами по батареям и ближайшим постройкам.

Русские батареи первое время не отвечали на огонь противника, ожидая, когда он ближе подойдет к берегу. Первой открыла огонь наша батарея на правом, Ивангородском, берегу. В восемь часов утра стрельба прекратилась, поскольку корабли союзников отошли от берега.

Однако около часа дня бомбардировка с кораблей возобновилась, причем еще с большей силой. Теперь огонь вели все суда из 180-миллиметровых орудий. Им отвечали двадцать русских орудий береговой обороны. В результате меткой стрельбы корабли союзников получили серьезные повреждения.
До 16 часов продолжалась вражеская бомбардировка. С кораблей было выпущено несколько тысяч снарядов. На наше счастье, часть из них не причинила никакого вреда – из-за мягкого грунта снаряды не взрывались. Правда, потом они представляли опасность для местного населения. Наши потери были незначительными – погибли два артиллериста. Кроме того, было повреждено одно орудие, да несколько обывательских домов и построек сгорело от бомбардировки.

– И еще один любопытный эпизод того дня, который мне удалось выявить, – рассказал Всеволод Абрамов. – Испуганные боем местные жители разбежались, однако одна смелая женщина (ее имя в источниках не упоминается), несмотря на сильный артиллерийский обстрел, спокойно пекла пироги, а когда наступил перерыв в обстреле (корабли союзников временно отошли), она пошла на артиллерийскую батарею и угощала сражавшихся своей вкусной домашней выпечкой.

«Более четырнадцати часов неприятель находился на Нарвском рейде, но все это время все – от генерала до солдата – исполняли свои обязанности, как русские исполняют их всегда во время войны и мира, – писал в своей статье Петр Лавров. – Начальники умели воодушевить нижних чинов своим знанием дела и личным мужеством, бодро и весело действовала прислуга орудий под неумолкаемым огнем неприятеля». В обществе заметили статью Лаврова, а Н. Г. Чернышевский назвал ее «замечательной статьей» по истории русского флота.

Правда, справедливости ради надо сказать, что в самом «артиллерийском деле под Усть-Нарвой» Лавров участия не принимал – не успел, поэтому писал рассказ по самым свежим следам. А после события 6 июня 1855 года он принял самое активное участие в дальнейших оборонительных мероприятиях в районе Нарвы. Правда, неприятель, проведя разведку боем, в эти места уже больше не сунулся.

Петру Лаврову поручили формировать образцовую пешую батарею, а затем артиллерийский дивизион легких орудий в Ивангородской крепости. Кроме того, Лавров занимался обучением артиллеристов, расстановкой орудий, расчисткой секторов обстрела. Одновременно он контролировал приготовление ружейных патронов на случай развертывания боевых действий. Для этого в Ивангороде устроили специальную лабораторию – палаточный лагерь, где за короткий период снарядили 120 тысяч боевых патронов.

Своей неутомимой деятельностью капитан Лавров заслужил хорошее расположение нарвского коменданта генерал-лейтенанта Ярмерштедта, который одновременно командовал и Ивангородской крепостью. После того как освободилось место начальника артиллерии Нарвского района (прежний начальник проворовался, продавая местным охотникам-помещикам дефицитные во время войны свинец и порох), на эту должность назначили Петра Лаврова.

– Боевой эпизод около Усть-Нар-вы, естественно, не может сравниться с кровопролитными боями, происходившими в те дни в Крыму у Севастополя, где решалась судьба всей этой войны, – продолжает Всеволод Абрамов. – Действия неприятеля у Нарвы были своего рода военной демонстрацией, но русские солдаты и офицеры здесь тоже продемонстрировали высокую организованность и преданность воинскому долгу... Однако кто сейчас пом-нит, что Крымская война немножко коснулась и Ямбургской земли?..

Как память о сражении под Ивангородом существовала могила погибших в том бою двух молодых артиллеристов – 27-летнего Михаила Хурстова и 22-летнего Алексея Максимова. Их похоронили на Гунгербургском кладбище близ Усть-Нар-вы. В 1887 году на их могиле поставили красивый памятник. До наших дней не сохранился ни он, ни кладбище...  "

33

http://ru.wikipedia.org/wiki/Форты_Санкт-Петербурга

8 июня 1855 года обороне Петербурга угрожала соединённая англо-французская эскадра. Четыре пароходофрегата, совершавшие рекогносцировку кронштадтских укреплений, вышли на минное поле. При этом два из кораблей — «Мерлин» и «Файерфлай» подорвались на выставленных минах. Но остались на плаву, поскольку малый заряд (4-6) кг причинил лишь малые повреждения, хотя корабли нуждались в ремонте корпусов в доке.[K 1] Этот эпизод вынудил эскадру отказаться от дальнейших наступательных действий и ограничиться лишь демонстративно проводимыми эволюциями.

Уж молчу про 1919 год. И то англы не решились на Питер идти. Так шо история не подтверждает ужасной аглицкой угрозы.

34

Всеволод написал(а):

Так шо история не подтверждает ужасной аглицкой угрозы.

А по соплям им надо было дать на суше, когда была возможность. Цари бл....  И Турцию освободить от турок.

Отредактировано Ursvamp (2013-11-10 14:29:34)

35

Битва медведя с китом. Бисмарк, что ли...

36

Laborant написал(а):

Битва медведя с китом. Бисмарк, что ли...

:yep: Где то так +1


Вы здесь » Форум Зануды - свободное общение обо всём. » Свободный » Стена против сирийских беженцев